• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Сотрудники лаборатории участвуют в организации конференции "Typology of small-scale multilingualism"

Сотрудники лаборатории участвуют в организации конференции "Typology of small-scale multilingualism"

Конференция "Typology of small-scale multilingualism" состоится с 15 по 17 апреля в Лионе (Франция). На вопросы о конференции отвечает Н.Р. Добрушина, заведущая Международной лабораторией языковой конвергенции.

Что такое small-scale multilingualism?

Small-scale multilingualism – это термин, который стали использовать недавно для обозначения многоязычия территорий, на которых рядом живут небольшие этнические группы (в пределах нескольких тысяч человек), каждая из которых говорит на своем языке. Они неизбежно взаимодействуют друг с другом – торгуют, заключают браки, ходят друг к другу в гости, выполняют какие-то совместные ритуалы. Чтобы взаимодействовать, они должны овладевать языками друг друга. Эта ситуация отличается от той, которая характерна, например, для сегодняшней Европы. Во-первых, в Европе языковые сообщества гораздо крупнее, они насчитывают сотни тысяч людей и больше. Во-вторых, даже на границах люди часто не владеют языками соседей, просто потому что нет особенной необходимости общаться. В-третьих, во многих частях Европы люди предпочитают для общения учить третий язык, который не является родным ни для них, ни для их соседей – английский. В социолингвистике такой язык называется лингва франка.

Между тем есть основания предполагать, что в прошлом для человечества была более характерна ситуация, когда языковые группы были маленькими. И сегодня есть территории, где языки насчитывают 200, 300, 1000 носителей, причем больше их никогда и не было. Например, на островах Торрес и Банкс (Вануату), по свидетельству французского лингвиста Александра Франсуа, население около 9400 человек говорит на семнадцати языках. Среди этих семнадцати языков не было такого, который бы знали все или даже многие. При этом каждый житель может говорить на нескольких языках – тех, которые ему нужны в пределах его личной мобильности. Исследуя такие сообщества, мы заглядываем в прошлое и приближаемся к ответу на вопрос, который волнует сегодня многих ученых: как сформировалось языковое разнообразие нашего мира.

Сегодня в мире около 7000 живых языков. При этом, если считать количество языков на квадратный километр, есть территории невысокой языковой плотности, а есть территории, очень плотно населенные разными языками (Джоханна Николс предложила называть такие территории residual zones). В некоторых таких зонах, например в Дагестане, языков много, но они в основном родственные, принадлежат к одной языковой семье. А в других, как в Амазонии, не просто много языков, но они еще и неродственные. Как сложилась такая ситуация? Как формируется языковое разнообразие и что влияет на этот процесс?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно взаимодействие многих дисциплин – и археологии, которая исследует и сравнивает культуры прошлого, и генетики, которая может отследить распространение человеческих генотипов, и антропологии, и сравнительно-исторического языкознания. Наша конференция тоже вносит свой вклад. Дело в том, что распространение языков в значительной степени связано с тем, как люди ведут себя по отношению к своему языку и к другим языкам, с которыми им приходится сталкиваться. Языковое сообщество может очень сильно держаться за сохранение собственного языка, а может не очень. Между разными сообществами могут складываться отношения подавления чужих языков – когда более слабое сообщество оказывается вынужденным оставлять свой язык и переходить на другой. А может быть и так, что люди тысячелетиями владеют несколькими языками, помимо своего родного, и совершенно не испытывают необходимости «забывать» родной язык. Иными словами, и устойчивость родных языков, и толерантность к чужим языкам  бывает разной. Мы хотим узнать, какие культурные установки и социальные механизмы помогают поддерживать языковое богатство, а какие работают против него.

Почему лаборатория языковой конвергенции активно участвует в конференции?

Мы были инициаторами этой конференции. Значительная часть наших исследований связана с Дагестаном. На небольшой территории (около 50 000 кв. км) говорят примерно на сорока языках. Мы много лет изучаем структуру многоязычия в Дагестане. Здесь были лингва франка – например, азербайджанский в южном Дагестане, аварский в некоторых зонах центрального Дагестана. Но много и таких территорий, где лингва франка не было, а люди просто владели языками соседей. Кроме того, Дагестан интересен тем, что там была распространена эндогамия: люди находили брачных партнеров в пределах своей деревни. Брать жену извне не поощрялось, девушек тоже не отдавали чужим. В редких случаях смешанных браков женщина должна была перейти на язык мужа и его села. Похоже, что такая система, как в Дагестане, не слишком распространена. Гораздо чаще исследователи экзотических мест рассказывают про систему «обмена женами» с соседними группами. Например, в хорошо изученном бассейне реки Вопез (Южная Америка), по свидетельству антрополога Джин Джексон и многих других, действовало жесткое правило языковой экзогамии: "My brothers are those who share a language with me" и "We don't marry our sisters".

На сегодняшний день не так много регионов описано с точки зрения механизмов многоязычия. Задача конференции – расширить число таких регионов, привлечь лингвистов и антропологов, которые работают в Индии, Китае, Индонезии и многих других многоязычных местах мира, к исследованиям в области small-scale multilingualism.

Кто партнеры лаборатории в организации этой конференции?

Во-первых, это сразу несколько научных организаций Лиона. Мы рассчитываем на финансовую поддержку Collegium de Lyon, в котором в 2016-2017 гг работала Н.Р. Добрушина. Наша коллега из CNRS Бригитта Пакендорф сама много работает над языками Сибири (эвенский, негидальский, якутский), занимается языковыми контактами в этих зонах, и очень заинтересована темой конференции. Бригитта рассчитывает привлечь финансирование центра LabEx ASLAN. Кроме того, организатором конференции является Олеся Ханина. В настоящее время она работает в университете Хельсинки и в московском Институте языкознания. Олеся руководит грантом РНФ, в рамках которого исследуются языковые контакты Таймыра. Нас всех объединяет любовь к полевой работе и интерес к малым традиционным языковым сообществам.

В научный комитет конференции вошли специалисты по Южной Америке, Африке, Океании и России из разных стран мира. Мы надеемся собрать интересную программу и сделать по результатам конференции тематический выпуск журнала.

На сайте конференции написано, что к участию приглашаются студенты.

Да, мы хотим, чтобы среди участников было много студентов. Мы окажем финансовую поддержку студентам, чьи тезисы будут приняты на конференцию. Кроме того, мы специально объявили постерную сессию, чтобы облегчить возможность участия студентов. Чтобы студентам и вообще тем, кто не занимался непосредственно областью small-scale multilingualism, было легче сориентироваться в новой области, мы с Олесей Ханиной написали небольшой обзор исследований со ссылками на наиболее важные работы в этой области.